ЕАЭС. Три года спустя